Булгаков М - Стальное горло (расск. из Записки юного врача) чит. А.Борзунов

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Михаи́л Афана́сьевич Булга́ков (3 (15) мая 1891, Киев — 10 марта 1940, Москва) — русский писатель, драматург и театральный режиссёр. Автор повестей, рассказов, фельетонов, пьес, инсценировок, киносценариев и оперных либретто.
Свой первый рассказ М. Булгаков, по его собственным словам, написал в 1919 году.
1922—1923 годы — публикация «Записок на манжетах».

М.А. Булгаков просто ненавидел бюрократизм и мещанство. Он презрительно смотрел на новых буржуа. Его образная и сатирическая фантазия в "Роковых яйцах" высмеивает весь авантюризм и всю бескультурщину правящих кругов. Я думаю, что так никто не сможет, как Булгаков, красочно и образно показать всю гнусность людей.
http://www.twirpx.com/file/401874/
Итак, возможно, уже на Смоленщине Булгаков задумал написать несколько рассказов о своей медицинской практике. Скорее всего, эти наработки впоследствии претерпели достаточно изменений, об этом можно судить по следующему свидетельству друга Булгакова А. Гдешинского: он говорит о том, что одну из своих работ М. Булгаков зачитывал в Киеве в 1918 году, и во время этого чтения Гдешинский заснул. Очевидно, первая редакция «Звёздной сыпи» (речь идёт именно об этом рассказе), равно как и других рассказов, сильно отличалась от того, что мы знаем сейчас – невозможно отнестись без внимания к этим ярким, художественно совершенным произведениям, а тем более – заснуть.

И впервые опубликованы «Записки…» были в 1925 – 1926 годах в московском журнале «Медицинский работник», а «Стальное горло» в ленинградской «Красной панораме». Все рассказы цикла, за исключением двух(«Морфий» и «Звёздная сыпь»), имели подзаголовки «Записки юного врача» или такое же подстрочное примечание. Рассказ «Звёздная сыпь» не имел каких-либо указаний на принадлежность к циклу, «Стальное горло» имело подзаголовок «Рассказ юного врача», «Тьма египетская» – сноску «Из готовящейся к изданию книги «Записки юного врача», которая так и не была издана при жизни автора. Она появилась в 1963 году без рассказа «Звёздная сыпь» (вероятно потому, что он не имел прямых указаний на принадлежность к данному циклу) и с некоторыми цензурными изменениями, на которые дала согласие вдова писателя Е. С. Булгакова: название «Стальное горло» было изменено на «Серебряное горло», а время действия всех рассказов было перенесено с 1917 на 1916 год, что искусственно сблизило его со временем пребывания автора в Никольском, но нарушило булгаковский замысел .
К «Запискам…» примыкает повесть «Морфий». Он тоже создан на автобиографическом материале смоленского периода, но сильно отличается от «Записок…» по форме и содержанию. Это – рассказ в рассказе.

Следующий по хронологии описываемых событий рассказ из цикла называется «Стальное горло». В нём описывается реально имевшая место трахеотомия, сделанная больной дифтеритом девочке. Об этой операции мы уже подробно писала ранее, когда рассказывали о том, как Булгаков пристрастился к морфию, так что не будем повторяться. На языковедческом уровне интересен тот момент, когда за недостатком эпитетов для описания внешности героини автор (нерелигиозный человек) просто сравнивает её с ангелом. Ещё писатель словно исподволь, для создания особого эффекта, смешивает теологическую, и медицинскую, и явно сниженную лексику: « Минут пять спустя я, надевая брюки, не сводил молящих глаз с божественных книг оперативной хирургии». И уже в этом рассказе можно найти намёки на нечистую силу – ту линию, которую так последовательно проводил М. А. Булгаков в своём дальнейшем творчестве. «Через минуту я перебежал двор, где, как бес, летала и шаркала метель…» В такой трудной для неопытного врача ситуации его ещё и «преследуют» дьявольские штучки природы. А в предыдущих рассказах, упоминания нечисти носили выраженный бранный характер, но в «Стальном горле» ей уделено уже больше внимания. В «Стальном горле» Булгаков также выступает как тонкий социальный психолог, подмечая, что в критических ситуациях с наибольшей отчётливостью проявляются суеверные представления народа. «И тут же бабка выросла из-под земли и перекрестилась на дверную ручку, на меня, на потолок». Автор умел понимать свой народ.
http://www.bulgakovsworld.com/smol_3.htm