Словцов П.И - О творчестве выд. певца П.И. Словцова (в программе Неслучайные встречи) 2008г

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Пётр Ива́нович Словцо́в (12 июля (30 июня) 1886, село Устьянское, Канский уезд, Енисейская губерния, Российская империя — 24 февраля 1934, Красноярск, СССР) — русский и советский оперный и камерный певец (лирический тенор), прозывавшийся «сибирский соловей»

Жизнь Петра Ивановича Словцова совпала с очень сложным для России историческим периодом, наполненным разного рода судьбоносными, и, по большей части, трагическими, событиями. Личность будущего певца полностью сформировалась в течение первых красноярских лет его жизни, которые юноша провёл в лоне церкви: в кругу наставников-священнослужителей, работавших в обоих духовных учебных заведениях города, и в молитвенной атмосфере православных песнопений. Все факты биографии П. И. Словцова свидетельствуют о том, что в этом человеке не было ни капли вероломства, агрессивности, азартности, стяжательства, гордыни и тому подобных отрицательных черт. У него не возникало сомнений по поводу, что есть Добро, а что – Зло, как не возникало и колебаний в выборе между ними. Напротив, неизменные искренность, доброжелательность и великодушие – вот те качества, которые видели и ценили в нём все современники. Мальчику повезло – одним из главных его наставников в тот период был Павел Иосифович Иванов-Радкевич. Молодой, энергичный и талантливый учитель музыки, коренной петербуржец, он в 1897 году приехал в Красноярск сразу же после окончания Петербургской Придворной певческой капеллы, чтобы работать учителем пения в Учительской семинарии. Музыкально одарённый и голосистый 11-летний Петруша Словцов, которому охотно поручали на церковных службах петь исполатчика, сразу же попал в поле зрения Павла Иосифовича. Он не мог не усмотреть параллелей – таких очевидных! – между судьбой этого сибирского мальчика и своей собственной: раннее сиротство, бедность, прекрасный голос, пение в церковном хоре, возможность обучения на первом этапе за счёт государственной и церковной казны. И отныне музыкальное образование Петра Словцова протекало под пристальным наблюдением Павла Иосифовича.
Разнообразные архивные записи певца свидетельствуют – его манера звукоизвлечения благородна в высочайшей степени, а художественный вкус безупречен. Нигде его голос не переходит в надсадный крик, как это можно сплошь и рядом слышать сейчас, не соскальзывает в дешёвую мелодекламацию и не грешит экзальтацией (к помощи которой многие артисты любят прибегать на сцене, не имея в своём арсенале иных средств пробиться к сердцу зрителя и слушателя). Градации словцовского пиано, которое можно назвать абсолютным, безграничны, дыхание – совершенно.
После нескольких, поистине триумфальных выступлений Словцова харбинцы узнали, что известный на Дальнем Востоке американский антрепренер Строк предложил Словцову контракт для поездки в Америку.
В период зимних каникул 1934 года, находясь в очередной концертной поездке по Кузбассу, певец заболел сыпным тифом. Болезнь оказалась для него роковой. Умер П. И. Словцов в Красноярске, куда его – находящегося уже между жизнью и смертью – привезла Маргарита Николаевна. В предсмертной агонии люди часто бредят и подсознание как бы «выдаёт» их истинную сущность. Кто-то раскрывает свои личные тайны, кто-то кается в грехах и просит прощения, кто-то грязно ругается, а в случае с Петром Ивановичем произошла вещь чудесная и небывалая – в бреду, с высокой температурой, перед тем, как отойти в мир иной – он СПЕЛ ЦЕЛЫЙ КОНЦЕРТ! Даже в предсмертной агонии «сибирский соловей» оставался бессребреником, лишённым всяческого тщеславия. Он просто делал то единственное, чего жаждала его Душа при жизни. И, расставаясь с телом, она словно уносила с собой и тот главный Дар, который Творец ниспослал этому человеку в момент его появления на свет.

Все эти факты: последний роковой диагноз Петра Ивановича, особенности его предсмертного часа и многие другие семейные подробности – стали известны автору статьи из рассказа Словцова-племянника.
http://sibmus.info/texts/vanyuk/slovtsov.htm