Ахматова А - О муза плача (поэтический портрет чит.Т.Давыдова)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)




«О МУЗА ПЛАЧА…»
Поэтический портрет
АННЫ АХМАТОВОЙ

Композиция Т. Давыдовой Читает Т. Давыдова

О этот голос, низкий и глубокий,
Жизнь сердца, переплавленная в строки.
А черный диск распят на радиоле,
Идет по кругу острая игла.
А в голосе ни жалобы, ни боли.
Высок полет державного крыла.

В этих строках поэтесса Елизавета Стюарт, принадлежащая к поколению Ахматовой, вскрывает самый нерв авторского чтения Анны Ахматовой.
Голос Анны Андреевны, голос ее музы, вобрав¬шей и принявшей пророчества Пушкина, высокую веру в судьбу России Тютчева, гражданственность Некрасова, музы, разделившей судьбу с Блоком,
отринувшей призывы покинуть Россию...
Знавшая и верившая в силу слова Ахматова в «Веренице четверостиший» писала: «...И долговеч¬ней царственное слово». Эта мысль, точно вскрывающая бессмертную суть литературы, помогает постичь и суть искусства художественного чтения, которому почти полвека жизни отдала Тамара Алек¬сандровна Давыдова, ученица выдающегося совет¬ского актера И. Н. Певцова, лауреат Первого Всесо¬юзного конкурса чтецов 1937 года.
На протяжении своего творческого пути Т. Давыдова создала ряд интересных значительных работ, среди которых хотелось бы упомянуть «Оптимистическую трагедию» Вс. Вишневского, «Легенду о любви» Н. Хикмета, «Марию Стюарт» С. Цвейга. Обладая темпераментом трагической актрисы, Т. А. Давыдова тяготеет к созданиям характеров крупных, значительных. Такова ее программа «Шопен — Жорж Санд», воссоздающая образ знаменитой французской писательницы.
Первой среди мастеров художественного слова Т. Давыдова вынесла на литературную эстраду поэзию и прозу Марины Цветаевой, во всей полноте отразив трагизм судьбы этого большого русского поэта XX века.
К 90-летню со дня рождения А. А. Ахматовой Т. А. Давыдова в содружестве с режиссером Е.Н. Смирновой, с которой связана многолетними творческими узами, создала программу, куда вошли поэзия, проза, воспоминания современников. На пла¬стинке программа эта получила пазвание «О муза плача...» по первой строке знаменитого стихотворе¬ния Цветаевой, обращенного к Ахматовой.
Тамара Александровна Давыдова, дочь прослав¬ленного певца А. м. Давыдова, — младшая современница Ахматовой, связанная многими нитями с художественной интеллигенцией той поры. И её судьба овеяна дыханием Октября и послеоктябрьской эпохи. Эта отдаленная, но подспудная 6лизость к тому поколению присутствует в работе Т. А. Давыдовой. Всей своей жизнью и творчеством актриса, как и Ахматова, связана с Ленинградом, и эта близость многое определяет, « Всей своей поэзией, всем своим духовным и душевным строем, — писал П. Антокольский, — Анна Ахматова принадлежит великому городу на Неве — Петербургу и Ленинграду. Она принадлежит колдовству белых ночей, прославленному ампиру, набережным, убегающим в ненастный туман, прямой стреле Невского проспекта и темной зелени островов. Вот откуда пошла ее стройная строфика, ее высокий лаконизм, сдержан¬ность и несравненное изящество ее языка, приверженность к ямбу, к пушкинской ясности. Все в ней по-питерски выдержано, по-питерски добротно вычеканено, завершено в безупречной форме».
Эта неразделенность поэта и города с особой полнотой звучит у Давыдовой в исполняемых ею «Северных элегиях» («А я один на свете город знаю и ощупью его во сне найду»), которые сменяются стихами из цикла «Ветер войны». Исполнительница чутко и бережно доносит стилистику, присущую этому циклу, где суровая, могучая простота сочетается с библейской величавостью, с народной традицией причитаний по погибшим, память о которых бес¬смертна: «Для славы мертвых нет».
Вечная тема искусства — любовь — у А. А. Ахматовой, по определению А. М. Коллонтай, «целая книга женской души».
Стихи о любви прочитываются актрисой с глубокой проникновенностью в полный драматизма ду¬ховный мир поэзии Ахматовой, открывая столь свойственную ей «необычную сосредоточенность и взыс¬кательность нравственного начала»
(А. Т. Твардовский).
Это качество поэзии А. А. Ахматовой ощущается и в стихах, обращенных к ее великим современникам: А. Блоку, М. Булгакову, Д. Шостаковичу и М. Цветаевой, которая присутствует в этой програм¬ме и чей образ предстает в воспоминаниях самой Ахматовой, запечатлевших их единственную встречу:
Т. Давыдова читает стихи А. Ахматовой с мудрой и глубокой простотой, г подлинным гражданским пафосом, стремясь приблизиться к чтению самой Анны Андреевны лишь в единственном: «Высок полет державного крыла».
Г. Коваленко